Биография Бориса Драгилева от первого лица

Борис Драгилев

Я родился в Иркутске 4 мая 1956 года. Иркутск – город солнечный. Морозной зимой снег скрипит под ногами, а небо синее-синее. Лето же бывает разное, но в основном всё равно солнечное.

Прожил я в Иркутске до 24 лет. Как-то Габриэль Гарсиа Маркес сказал: – Всё лучшее, что со мной случилось, произошло до 18 лет, пока я не покинул родную деревню. Я его понимаю. Иркутск город самостийный, со своим лицом. Город студентов и учёных с одной стороны, и окружённый зонами для осуждённых, с другой; город, куда ссылали и декабристов, и проституток. Кстати, может быть, поэтому Иркутск – город самых красивых девушек?

Одиннадцать лет мне было, когда я впервые услышал Высоцкого и чуть позже Окуджаву и Галича (тогда уже появились катушечные магнитофоны) и родителям ничего не оставалось как только купить мне гитару. Школа, спорт, гитара и улица – вот такая была весёлая жизнь.

 
  • … Я сам уже тогда крутил цигарки,
  • Я взрослым был – одиннадцать годков,
  • И самые горластые цыганки
  • Меня не выгоняли из рядов…  
  •  … Живёт этот город
  • В зелёных узорах,
  • В желтеющих листьях,
  • Под снежною мглой.
  • Он в солнечных бликах
  • Тысячеликий,
  • Он грязный и чистый,
  • Он нежный и злой…  
Мама

Родители мои (отец – военный, мама – врач), несмотря на работу с утра до вечера, жили открытым домом. Гости у нас бывали всё время. Отец садился за пианино, играл и пел. Пел он здорово, слух у него был абсолютный, а играл на всём, что было: пианино, гитара, аккордеон. Он никогда музыке не учился, просто от Бога был одарён, а инструментами овладел пока лежал в госпиталях во время войны. В него и брат мой старший. А вот мама петь совсем не умеет, я как раз больше в неё. Она очень за меня до сих пор беспокоится. Чтоб была тебе, сынок, удача…

  •  … Жаль, могу тебе немного дать я,
  • На себя за это сильно злюсь.
  • Хоть не верю в Бога, а молюсь,
  • Чтоб была тебе, сынок, удача…  
Брат

Песни мне всегда нравились сюжетные, чтобы какая-то история была. Вот я и запоминал, что пел отец или друзья родителей: «снова годовщина, а три любимых сына не стучатся у ворот…», «ночь пустынна и туманна и темно кругом…», «здесь под небом чужим…». А на улице во дворах старшие пацаны под бой «семёрочку» такие истории пропевали! Но больше всего, конечно, на душу ложился Высоцкий.

Институт я закончил в Иркутске и распределился на завод. И хоть обязанности свои выполнял исправно, чувствовал – не моё это. Всё думал, что делать: на Север уехать, или ещё куда? И когда вдруг подвернулась возможность поступить в аспирантуру в Москве, я, конечно, не раздумывал. Так в 1981 году я оказался в столице.

  •  … Выпал из гнезда птенец как выпал,
  • Дождь хлестал, а после солнце жгло,
  • И на все – алло, алло, алло!
  • Вызывные – выбыл, выбыл, выбыл…  

И вот в Москве, не знаю почему, вдруг стали писаться песни: одна, вторая, десятая… Всё, что накопилось к тому времени в голове и душе стало выплёскиваться в стихи и мелодии. Во многом неумелые. Но тогда я как губку себя выжимал.

  •  … Гитара вновь мне прикрывает грудь,
  • И струны снова, снова струны оживают,
  • Опять стремлюсь я заглянуть куда-то вглубь,
  • Понять там то, чего пока не понимаю,
  • И спеть о том, и спеть о том, и спеть потом…  
Отец

И постепенно основная работа превратилась в неглавное, а творчество стало основным. К тому же возникла большая внутренняя проблема: в песнях я был одним человеком, а рамки социалистического труда заставляли жить по другим меркам. И я ушёл с работы, закатив прощальный банкет для тех, с кем проработал восемь лет, и кого до сих пор вспоминаю с любовью. Так аспирантура и защищённая кандидатская диссертация остались позади.

Я не знал – имею ли я внутреннее право выходить с гитарой к людям, а отдельные концерты уже тогда случались, но то, что нужно профессионально записать песни, понимал.

  •  … И то не фарс, я мог без красных слов
  • Жить в праздности, всё выверив и взвесив,
  • Поверьте, только не было б стихов,
  • И уж, конечно, не было бы песен…  

Так в 1990 году появился первый студийный альбом. Он не сделал меня знаменитым, но многие услышали мои песни и начались первые гастроли. С тех пор моя жизнь, практически, не меняется: записи, выступления… На сегодняшний день написаны сотни песен, они собраны в многочисленные альбомы, концертные программы, вышли три книжки. Работа над песнями свела меня с замечательными профессионалами: композиторами, аранжировщиками, музыкантами, звукорежиссёрами. Сотрудничество с ними дало мне очень много.

А однажды у меня начала рождаться песня, которую я никак не мог закончить. Она становилась всё длиннее и длиннее. И не потому, что растекалась вширь, а наоборот, требовала всё более глубокого погружения в судьбы персонажей, их характеры. Герои не отпускали меня, они жили своей жизнью. Так появилась первая пьеса «Суббота». По ней был сделан спектакль, в котором я сам и сыграл всех героев действа. Так я пришёл к Театру. Театру, где всё происходящее на сцене, в том числе и песни, и стихи, и музыка, созданы одним человеком – автором. И представлено зрителю без вольных трактовок и искажений, от первоисточника. Премьера спектакля «Суббота» была сыграна на сцене театра Маяковского, и затем спектакль попал в репертуар.

Театральная атмосфера даёт абсолютно другой, отличающийся от концерта, контакт со зрителем, когда он вместе с автором проживает все перипетии происходящего: любит и ненавидит, осуждает и жалеет, казнит и милует. И каждый это делает по - своему, в зависимости от своей индивидуальности. Вслед за «Субботой» родился следующий спектакль «Сердце справа» Его премьера состоялась в театре «Школа драматического искусства». И вновь – всё авторское: драматург в образе актёра и певца, художник в образе рассказчика и поэта. Сейчас готовится к выходу новый спектакль - «Шурган». Этот спектакль будет иметь уникальные технологические новшества, позволяющие автору – рассказчику - актёру быть на сцене не одному, а путём использования пространственных проекций и актёрских видеовставок, вступать во взаимодействие с другими персонажами. Все спектакли сегодня объединены в театральный проект или теперь уже театр, имеющий естественное название «Автор на сцене».

Должен сказать, что с момента появления театра, изменился и характер моих встреч со зрителем на концертах. Думаю, сегодня и в театральных постановках, и в концертах присутствуют, в той или иной мере, оба жанра. Но, чтобы я ни делал на сцене, в первую очередь я выхожу к людям поделиться тем, как сам вижу жизнь. И независимо от того, о чём идёт речь - о сверкающих залах или ночных подворотнях, о мальчишеских мечтах или женских душах, это всегда откровенный разговор без прикрас, без пафоса и психоза, без надуманных страстей. В том числе, и что касается самого себя.

  •  … Я не похож на артиста эстрады,
  • На мне грима нет, и нету наряда,
  • И в песни свои я совсем не играю,
  • Я им живу и в них умираю.  

Я видел много людей. Разных. С некоторыми выдающимися личностями довелось дружить и, благодаря им написаны многие песни и пьесы. Однако, и от совсем, казалось бы, простого человека, да даже бича из пивной, можно иной раз услышать истину, которую не узнаешь и от академика. И им также – моя благодарность. Вообще, с годами, пройдя через разные передряги, потери и счастливые денёчки, начинаешь в жизни ценить самые простые, на первый взгляд вещи:

  •  Когда две трети прожито
  • Становятся дороже нам
  • Деньки, деньки погожие,
  • Похожие на сон,
  • В которых солнце яркое,
  • Где вороны не каркают,
  • И в душу Вам не какают,
  • И не глядят в карман.  

Потому, я и вам хочу пожелать побольше солнца, успеть в жизни то, чего вам сильнее всего хотелось бы. Если не упомянул о чём-то более для вас интересном, надеюсь - вы найдёте это в других разделах сайта и социальных сетях. И уж, точно, в песнях, стихах, пьесах.

Счастья вам!

Борис Драгилев о…

… о политике

  • … отец – урод, и быть урону
  • Всей родове сто лет подряд.
  • В России испокон всё – с трона:
  • И ложь, и взятки, и разврат.

… о бизнесе

  • Один другому недовёз сосиски,
  • А тот его на пиве киданул.
  • Такой нормальный бизнес – по-российски.
  • Простите, к нам тут рэкет заглянул.

… о законе

  • …в Твери, Перми и дальше повсеместно
  • И Библия, и Кодекс – моветон.
  • У нас любому школьнику известно:
  • В России беззаконие – закон!

… о выборе

  • …собака улыбается хвостом,
  • А волк обычно скалится зубами.
  • Чтоб локти не кусать себе потом:
  • Ты с кем, с волками или псами?

… о чудесах

  • …не надо верить чудесам,
  • Мир, как копеечка, простой:
  • Или ты ешь кого-то сам,
  • Или становишься едой.

… о певцах

  • Глядишь, певец – накрашены ресницы,
  • А норовит блатным словечком встрять.
  • Не дай, господь, случится отвечать,
  • Тогда одна надежда – на ресницы.

… о дворах

  • …вы извините, я не с каждым выпиваю,
  • Дано мне видеть: на краю кто, а кто с краю.
  • Дворы учебниками были, я их крестник,
  • И потому пою сегодня песни.

… о решениях

  • Действительно, поэт умрёт,
  • И лишь тогда ему воздастся,
  • Почти всегда иная, братцы,
  • У нас судьба генсеков ждёт.
  • Вы призадумайтесь об этом,
  • Когда наступит день решать,
  • Кем больше хочется вам стать –
  • Генсеком или же поэтом.

… о шансоне

  • Во поле березка стояла,
  • Под гармошку пел дед Мирон,
  • Про войну, про ватник дырявый,
  • Может, для кого-то коряво,
  • А по мне так – высший шансон!